«Ирландец»

Из старой игрушки торчит солома. Потрёпанную вещь жаль. Но это куда лучше, чем чувство вины перед навсегда потерянным. Хорошо, что никто из актёров «Ирландца» не умер, и нам не приходится чувствовать то, что чувствуют живые перед мёртвыми. Нам просто неловко, когда пионера на ёлке играет пенсионерка, а Джульетту изображает бабушка четырёх внуков. Понятно, что у театра нет возможности преодолеть авторитет старого заслуженного работника искусства. Никто же не может лучше их знать как это делается. Тем более, все старые перечницы помнят тот полёт в 1976-м. Да и в театр по абонементу ходят они.

Я — старая перечница, хоть и ничего не помню из 1976-го, так как во времена «Таксиста» еще не прибыл в этот мир. И, кстати, до сих пор не посмотрел этот фильм. Но Мартин Скорсезе все помнит и у него есть любимый актёр, который может тряхнуть стариной во всех смыслах.

Короче, выглядит жалко, но смотреть интересно на 80-летних, которые играют 40-летних. «Старые песни о главном» на голливудский лад.

Кино длинное. 3 с половиной часа. Смотрел его в три приёма. А до этого ещё и примерно полгода держал подписку на Netflix, чтобы посмотреть. Было некогда. Кто смог проглотить историю целиком, тому, наверное, понравилось больше. А мне просто понравилось, хоть чувство жалости не покидало. И сочувствия не было. Потому что всё еще не потеряно, все ещё здесь, у этого экрана. Всё закончилось, но дверь не закрыта. Поймёте метафору, когда досмотрите «Ирландца» до конца.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.