Мила Йовович

Мила, наша, Йовович. Ничего особенного, просто пытаюсь разбудить рисование, которое засыпает без практики, а я недели две уже ничего не делал. Отражается на качестве рисунка, как видите.  Вот ещё один бесполезный факт. Фамилию Йовович никогда правильно не воспринимал. В моём мире она что-то вроде Ёлович.  Вы видели, как она читает Муху-Цокотуху? Погуглите, если ещё не….

«Икс» Дмитрий Быков

Авторство «Тихого Дона» занимает больше, чем сам «Тихий Дон». У меня именно так. Пытался (кажется, дважды) начать «Тихий Дон», но дошел до болезни ребёнка и сдулся. Слабохарактерный, эмоциональный человек, чего вы хотите. Мне было непонятно, чего шум-то об этом всём? «Тихий Дон» и «Вечный зов» для меня вообще были одним произведением. Там что-то мелодраматическое в…

«Клара и Солнце» Кадзуо Исигуро

Трогательная история про роботов. Сентиментально и немножко магически-детективно. А еще лучше назвать это мелодраматическим переложением этических мотивов мультсериала «Любовь. Смерть. Роботы». Роман Кадзуо Исигуро вполне мог бы так и называться, если бы не авторские права, которые, наверное, есть у сочетания любовь-смерть-роботы. У Макса Фрая есть рассказ «С точки зрения козы» в котором излагается логическая загадка…

«Никто»

Адвокат из «Во все тяжкие» превращается в мистера Смита или Мозеса (на выбор, можете ещё пару сотен фамилий из лент Голливуда вспомнить) и крушит всех в капусту. То есть Боб Оденкёрк, человек с внешностью напоминающей Кевина Костнера, теперь Брюс Уиллис с обескураживающими киношными эффектоми по типу физики из «Тома и Джерри». И там ещё русские….

«Бесплодные земли» Стивен Кинг

Спустя несколько лет (бросил читать в июле 2018) принялся заново взбираться по куче слов, которые даже для Кинга, славящегося гигантизмом, кажется башней. С удовольствием осилил «Бесплодные земли». Это третья книга из опупеи про Тёмную башню. И с этой книги я наконец-то вкурил истину: самая главная вещь, которую писатель не без основания считает своим самым большим…

«История Российского государства. После тяжелой продолжительной болезни. Время Николая II» Борис Акунин

Вероятно, девятая книга — последняя. Судя по Послесловию, это так. Как пишет сам Акунин, дальше без эмоций не разобраться. А он хочет без эмоций и всякий раз скатывается на них. И это правильно. Потому что, если эмоций не вызывает то, что ты делаешь, то для чего это делать? Акунин взялся делать выводы. Делал выводы и…

В общем

Был в одном ведомстве. Там охраны гораздо больше чем посетителей и длинная очередь, как в поликлинику. А на Доске Почета такие хари, что возникает вопрос — кого именно они пугают? Напротив трельяжа Доски несколько статуй в стеклянных саркофагах и форме. Что-то вроде перфоманса с участием мумифицированного Франциско Франко, но гораздо беднее. У женского манекена в…

Рыбы

Если кошку зацепить крючком за губу и тащить ее на веревке… Малоприятное зрелище. Кошка будет орать, цепляться лапами, извиваться всем телом. Бррр. Да? Нам ее будет жалко. До самых слез жалко. Как и собаку. «Белый Бим — черное ухо». Забиваемый бык на корриде — это жестоко и кроваво. Страшно. И быка жалко. Он туп, но…